Генрих Павлович падва

Генрих Падва: продолжение династии?

Когда он учился в 8-м или 9-м классе, ему подарили книгу — «Речи знаменитых русских адвокатов». Мальчика книга потрясла. У него появилась мечта: защищать униженных и оскорбленных. Сегодня лучший российский адвокат Генрих Падва отмечает день рождения.
Он родился 20 февраля 1931 года в Москве. В 1953 году окончил Московский юридический институт. Однако между этими двумя датами — 1931 и 1953 — истоки жизни и судьбы замечательного российского адвоката, лучшего в своей профессии и по смелости отстаивать свою (и, естественно, своего клиента) точку зрения. Каковы же эти истоки?
По данным Международного Объединенного Биографического Центра, отец Генриха, крупный инженер-плановик, занимал ответственные посты в организациях такого масштаба и значимости, как Северный морской путь. Работал под началом легендарных Шмидта и Папанина. Прошел всю Великую Отечественную войну, был контужен. В 1945 году назначен комендантом одного из немецких городов, решал репарационные вопросы; День Победы встретил в звании капитана. Мать была балериной, обладавшей, по общему мнению, фигурой изумительной красоты. После рождения сына она решает уйти со сцены, однако Терпсихоре не изменяет — дает уроки танца.
До войны Генрих учился в престижной столичной школе No 110, где среди его одноклассников было немало детей высокопоставленных чиновников, видных ученых, популярных артистов. Во многом благодаря высокому уровню преподавания в школе многие из ее выпускников впоследствии достигли выдающихся успехов в различных сферах профессиональной деятельности.
В начале войны Генрих вместе с матерью, дедом и другими членами семьи был эвакуирован в Куйбышев (Самару). Приют нашелся у дальних родственников, где вдесятером пришлось обитать в одной комнате, спать на сундуках и просто на полу. Когда немецкие войска были далеко отброшены от Москвы, Генрих с матерью вернулись домой, отремонтировали свою комнату в коммунальной квартире, отапливавшуюся самодельной кирпичной печкой. Он продолжил учебу в той же 110-й школе, которую успешно окончил в 1948 году. Поступать решил в Московский юридический институт, но с первой попытки недобрал баллов. (Надо отметить, что при поступлении в вуз в те годы учитывались наличие комсомольского билета, которым Генрих не спешил обзавестись, а также запись в графе «национальность».)
Год спустя — новая, на этот раз более успешная попытка поступления: набран «полупроходной» балл. Однако по окончании вступительных экзаменов Генриху повезло: он получает приглашение от представителей Минского юридического института учиться в этом вузе и принимает его. Переехав в Минск, он приступает к занятиям, и весьма успешно: обе сессии первокурсник Падва сдает на «отлично». Здесь он нашел возможность не только получать знания у высокопрофессиональных преподавателей, но и активно заняться спортом, увлекся студенческой самодеятельностью. Проучившись два семестра, Генрих переводится в Московский юридический институт, который успешно оканчивает в 1953 году.
По распределению он попадает в Калинин (ныне Тверь), поступает в распоряжение Калининского управления юстиции. Карьера молодого адвоката началась с полугодичной стажировки в старинном городе Ржеве. Пройдя стажировку, Падва направляется на работу в небольшой райцентр Погорелое Городище, чтобы стать здесь единственным адвокатом. Спустя полтора года Падва продолжает адвокатскую карьеру в Торжке. Здесь он совершенствует свое мастерство, исключительно много читает — благо провинциальная жизнь, небогатая на развлечения, оставляла достаточно свободного времени. Здесь же происходит его знакомство с будущей супругой Аллой Носковой. Вскоре он переезжает в Калинин, где учится в мединституте его избранница. Некоторое время спустя они поженились. Параллельно с адвокатской практикой Г. Падва оканчивает заочно исторический факультет Калининского педагогического института.
Профессиональный авторитет Генриха Павловича постоянно растет, но только в 1971 году он возвращается в Москву и сразу входит в состав Московской городской коллегии адвокатов. В 1985 году становится членом президиума этой организации. В том же году возглавил НИИ адвокатуры при Московских коллегиях адвокатов.
За годы адвокатской практики представлял многочисленных клиентов, среди которых — крупные журналы и газеты (например, издательский дом «Коммерсант», «Огонек» и др.), известные российские и иностранные компании («ПепсиКо», «Ситибанк», «Ренессанс Капитал», «Кембридж Кэпитал», «Холдинг Москва», «Центр КНИТ — Калужская застава» и др.), знаменитые люди (семья А. Сахарова, семья В. Высоцкого и др.), «Менатеп» и другие ведущие российские банки.
Одно из дел затрагивало интересы двух стран — России и США. Его инициировал один американский предприниматель, вступивший в «бой» против газеты «Известия»: бизнесмен обвинял издание в клевете в свой адрес. Истец выиграл на родине суд, который предписал взыскать с газеты многотысячную компенсацию нанесенного морального ущерба. Советские официальные структуры долгое время игнорировали происходившие в рамках этого дела события, кивая на то, что американская сторона ограничена в возможностях исполнения решений своего суда. Тогда американцы перешли к активным действиям: было арестовано имущество корпункта «Известий» в США, процесс стал угрожать осложнениями на дипломатическом уровне. Пришлось мобилизовать все юридические ресурсы. В результате действий, предпринятых отечественными юристами во главе с Г. Падвой, удалось добиться отмены решения американского суда. (Добавим, что через несколько лет состоялась встреча Г. Падвы с тем самым пострадавшим бизнесменом, который к тому моменту уже удалился от дел; все эти годы он не держал зла на своего «обидчика», продемонстрировавшего высокий профессионализм в своей сфере). После этой истории упоминание имени Г. Падвы в прессе нередко стало сопровождаться эпитетами «известный», «именитый», «маститый» и т. п.
Среди других широко известных дел Г. Падвы — Д. Якубовского, Е. Бычкова (бывшего председателя Роскомдрагмета России), П. Бородина (Управляющего делами президента России), Л. Вайнберга (известного предпринимателя), П. Карпова (бывшего заместителя генерального директора Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве)), А. Иваненко (первого заместителя председателя ГКИ РФ), А. Быкова (председателя Совета директоров КрАЗа); представление в суде интересов Ольги Ивинской (дело о наследстве Пастернака), дело о защите чести и достоинства американского предпринимателя Т. Дэла, дело П. Пашкова, связанное с наследством Ф. Шаляпина.
В дни августовского путча 1991 года Г. Падва, будучи вице-президентом Союза адвокатов СССР, находился в США и выступил с обращением к международной юридической общественности, в котором говорил о незаконности действий ГКЧП. В Москву он вернулся, когда путч еще не был побежден, с вполне понятными опасениями быть арестованным. Вскоре, как известно, все завершилось, и через несколько дней после ареста путчистов Генриху Павловичу позвонила дочь Лукьянова с просьбой защищать ее отца. После личного общения с Анатолием Ивановичем Падва дал согласие, подчеркнув, что свою оценку недавних драматических событий менять не станет и берется лишь защищать Лукьянова лично, но никак не выступать в поддержку политического явления в целом.
Ныне Генрих Падва является управляющим партнером адвокатского бюро «Падва и партнеры», в котором трудятся несколько десятков высококлассных юристов, опубликовал ряд работ по вопросам права; считается самым высокооплачиваемым адвокатом сегодняшней России.
В 1990 году Генриха Павловича избрали вице-президентом Международного союза адвокатов. За вклад в развитие российской адвокатуры в 1998 году он награжден Золотой медалью имени Плевако. За большой личный вклад в развитие законодательной системы, многолетнюю адвокатскую практику, направленную на защиту гражданских прав и свободы личности, в 1999 году Падва награжден почетным знаком «Общественное признание».
В 2004 году Падва взялся защищать в суде интересы бывшего главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского. Добиться оправдания своего подзащитного адвокату не удалось. В окончательном варианте приговора суд назначил Ходорковскому и председателю совета директоров Международного финансового объединения «МЕНАТЕП» Платону Лебедеву наказание в виде восьми лет лишения свободы. Но последовали новый судебный процесс, новые обвинения, новое наказание, и Генрих Павлович был и остается, пожалуй, единственным адвокатом, который полностью посвящен в суть дела и которому его подзащитный полностью доверяет.
О таланте Падвы очень точно и емко сказал адвокат Генри Резник: «Генрих — юрист высочайшей пробы. И без преувеличения — выдающийся адвокат. Ему присуще качество, которые, увы, сейчас, уходит, к великому сожалению. Это высочайшая правовая культура. Дело в том, что Падва беззаветно предан профессии. А если еще учесть, что он обладает таким качеством, как самоирония, которое, на наш взгляд, просто необходимо человеку… У него развито чувство юмора, само общение с ним доставляет просто удовольствие. И я горжусь нашей дружбой, соответственно надеюсь, что Генрих платит мне тем же».
Более тридцати лет назад в семье Г.Падвы случилась беда — скончалась его жена Альбина, единственная и любимая. Больше двадцати лет Генрих Павлович вдовствовал, а если и встречались в ту пору на его пути женщины, он никак не мог отыскать в них то, что было присуще только его жене. Но однажды появилась в его жизни юная особа по имени Оксана, по профессии искусствовед. Ей в ту пору было 24, ему — 64. С ней ему было о чем говорить и молчать. Началось все с искусства, к которому Генрих Павлович неравнодушен на протяжении многих лет, а закончилось … женитьбой и тем, что молодая супруга под влиянием мужа окончила юридический институт. Значит, продолжение адвокатской династии следует?
19.02.07
Текст и фото: Леонид Школьник, «Еврейский журнал»

Генрих Падва — биография

Генрих Павлович Падва – это высокооплачиваемый адвокат, ведущий громкие дела с участием известных людей. Но в особых ситуациях он оказывает свою юридическую помощь абсолютно бесплатно. По словам Генри Резника, коллеги и друга Падвы, у Генриха Павловича имеется редкое качество, которое называют высокой правовой культурой.

Детские годы

Генрих Падва родился 20.02.1931 года в Москве в интеллигентной семье. Родители стремились дать сыну хорошее образование, поэтому мальчик учился в престижной 110-й столичной школе. Одноклассниками Генриха были дети известных столичных чиновников, общественных деятелей, ученых.

Едва Генриху исполнилось 10 лет, началась война. Семью эвакуировали в Куйбышев, где мама с сыном и дедом приютились у дальних родственников. Жили в тесноте, но дружно и, насколько позволяло военное время, весело. Здесь произошло знакомство Генриха с драматургом Николаем Эрдманом, который был на пути в Москву после заключения в сталинских лагерях.

Родители

Отец слыл в Союзе известным инженером-плановиком, работал с такими известными советскими деятелями, как Шмидт и Папанин. В 1941 году пошел на фронт, прошел всю Великую Отечественную Войну, контужен. В 1945 году получил звание капитана, назначен главным комендантом в оккупированный немецкий город.

Мать, Ева Иосифовна Раппопорт, была балериной. После рождения Генриха решает бросить большой балет, но все равно не забывает хореографическое искусство и постоянно держит себя в форме.

Образование

После успеха советских войск и ликвидации угрозы взятия Москвы Генрих с матерью вернулись в столицу. Мальчик возобновил учебу в столичной школе, а в 1948 году решил поступать на юридический. Но не смог набрать необходимое количество баллов, да и отсутствие комсомольского билета и еврейская национальность также стали слабыми сторонами абитуриента.

Попытка поступления в вуз была более успешной: Генрих получил хорошие оценки по истории и русскому языку, но прокололся на географии. Вопрос экзаменаторов о реках Великобритании загнал юношу в тупик: кроме легендарной Темзы он ничего не мог вспомнить.

К слову, многие именитые географы также не смогли ответить на подобный простой, но столь каверзный вопрос.

Но Генриха заметили и пригласили учиться в Минском юридическом институте. Юноша принимает приглашение и начинает учебу в столице Белоруссии. Отучившись год и сдав все сессии на отлично, Генриху удается перевестись в столичный юридический институт. В 1953 году он завершает учебу в Московском юридическом институте.

Начало адвокатской практики

В 1953 году Генрих Падва получает распределение в Калининскую область, а именно – в старинный городок Ржев. Далее молодого юриста распределяют в Погорелое Городище, где он стал единственным адвокатом на всю округу.

В глубинке Падва сталкивается не только с непривычной для него сельской жизнью, но и с бесправием простого народа. За кражу велосипеда у соседа здесь можно было легко угодить за решетку на 10-15 лет. Попытки Падвы смягчать подобные приговоры редко оканчивались успехом, ведь бороться с тогдашней системой правосудия одному человеку было не под силу.

Но Генрих оттачивал свое ораторское мастерство, умение подбирать и правильно преподносить факты, убеждать судей. Падва пользовался авторитетом среди сельских жителей и местных чиновников благодаря своей честности и аналитическому складу ума.

Возвращение в Москву

В 1971 году Генрих Падва переезжает в Москву, столица его неприятно удивила. Здесь наблюдался острый дефицит человечности, к которой так привык Падва в деревнях, зато просто расцветала бюрократия. Полученная юридическая практика в российской глубинке очень помогла Падве получить высокую оценку своей профессиональной деятельности в глазах И. И. Склярского, занимавшего должность председателя Городской коллегии адвокатов Москвы.

Первая громкая победа

Имя Падвы стало ассоциироваться с опытным и маститым адвокатом после выигрыша сложного дела по иску американского бизнесмена к редакции газеты «Известия». Американца возмутила статья в российской газете и он подал иск в суд на своей родине. Дело было выиграно, но взыскать компенсацию оказалось очень непросто, так как советская сторона принципиально отмалчивалась и не хотела признавать поражение.

Американцы не унимались и добились ареста имущества редакции «Известий» в США. Дело выходило на межгосударственный правительственный уровень и грозило дипломатическим скандалом. К решению вопроса привлекли опытных советских юристов, среди которых был и Падва. Благодаря профессионализму Падвы и команды адвокатов удалось добиться аннуляции решения американского суда и закрыть громкое дело.

Нашумевшие дела

Расцвет карьеры Падвы пришелся на 90-е годы. В 1991-1994 году он защищал Анатолия Лукьянова и сумел добиться освобождения своего подзащитного в рамках судебного производства о ГКЧП.

Клиентами Падвы были следующие бизнесмены и знаменитости: Лев Вайберг, Павел Бородин, Анатолий Быков, Михаил Ходорковский, Владислав Галкин, Вячеслав Иваньков, Петр Карпов, семья Высоцких и Сахаровых.

Личная жизнь

С первой женой Альбиной Падва познакомился в Калинине, она училась в медицинском колледже. Прожили они недолго, Альбина умерла в 1974 году. От этого брака у Генриха осталась дочь Ирина.

Вторая жена Падвы – Мамонтова Оксана. Она на 40 лет младше именитого адвоката, имеет сына Глеба от предыдущего брака. С ней заключен брачный контракт, по которому она в случае развода не получит ничего кроме своих личных вещей. Генрих Падва, как отмечает пресса, регулярно дарит своей молодой супруге такие дорогостоящие подарки, как автомобили, антикварные ювелирные украшения и т. д.

Характер

Несмотря на свой «звездный» статус и всероссийскую славу, Генрих Падва остается простым и приятным в общении человеком. Он самокритичен, ироничен к себе и своим поступкам. Генри Резник, известный адвокат, высказался, что ему есть много чему поучиться у Падвы. Резник очень ценит дружбу с Генрихом Падвой.

Увлечения и хобби

Кроме юриспруденции и красноречия, Генрих Падва увлекается изобразительным искусством. Собирает коллекцию старинного фарфора, смотрит футбол и теннис.

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Суд Москвы снял с должности нотариуса жену адвоката Генриха Падвы

Симоновский суд Москвы в середине октября признал недействительными итоги конкурса по замещению вакантных должностей от 20 октября 2006 года нотариусов в столице, в результате которого нотариусами стали 16 человек, в том числе дочь спикера Мосгордумы Владимира Платонова, дочь главы нотариальной палаты Москвы Василия Ралько и дочь депутата Госдумы РФ Михаила Емельянова.

Ранее этот же суд признал недействительным итоги другого конкурса нотариусов столицы, в результате которого нотариусами стали родственники ряда высокопоставленных чиновников, в том числе супруга первого заместителя Генпрокурора РФ Александра Буксмана Ирина и сын руководителя ГУВД Москвы Александр Пронин. Суд счел, что члены конкурсной комиссии нарушили порядок объявления и проведения конкурса, не выполнили цель конкурса, а также вышли за рамки своих полномочий по определению количества вакантных должностей.

Помощник нотариуса Инна Ермошкина в иске в суд утверждала, что ряд нотариусов получил должность по блату, так как руководил конкурсной комиссией тогдашний глава столичного управления Росрегистрации Буксман. Вскоре после подачи иска Ермошкина была арестована, ее обвинили в мошенничестве с квартирами.

Дело получило широкую огласку.

По данным газеты «Коммерсант», Генпрокурор Юрий Чайка запретил главе следственного комитета при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину расследовать уголовное дело о назначении в 2005 году нотариусом Ирины Буксман. Как сообщали СМИ, у Ирины Буксман, в частности, не было юридического стажа, без наличия которого невозможно назначение нотариусом.

Сам Буксман 17 октября заявил, что его супруга сама сложила полномочия нотариуса до решения Симоновского суда Москвы.

Падва Генрих Павлович

Биография

Падва Генрих Павлович – один из самых уважаемых адвокатов России, своими победами в судебных баталиях навсегда вписавший своё имя в плеяду имён корифеев российской адвокатуры.

Падва Г.П. родился 20 февраля 1931 года в г. Москве. Сразу по окончании школы поступил в Московский юридический институт, который окончил в 1953 году.

Сразу по окончании института Генрих Падва попал по распределению в Калининскую областную коллегию адвокатов, в которой проработал до 1971 года. Одновременно с работой в Калининской областной коллегии молодой адвокат Генрих Падва в 1961 году окончил заочное отделение Калининского государственного педагогического института.

В 1971 году адвокат Падва вернулся в Москву и вступил в Московскую городскую коллегию адвокатов, в 1985 году вошёл в состав Президиума МГКА. В 1985 году адвокат Генрих Падва был также назначен на должность директора НИИ адвокатуры при Московских коллегиях адвокатов.

В августе 1985 года совместно с группой единомышленников адвокат Падва учредил Адвокатское бюро «Падва и Партнеры», которое после вступления в силу нового федерального закона об адвокатской деятельности было преобразовано в одноименное АБ «Падва и Партнеры».

Специализация адвоката Г. Падвы довольно-таки обширная; он оказывает правовую помощь в уголовном судопроизводстве; представляет интересы клиентов в арбитражных судах и в судах общей юрисдикции по различным категориям дел, в том числе по делам о защите чести и достоинства, защите прав акционеров, наследственным делам; консультирует по широкому кругу вопросов, возникающим в деятельности корпоративных клиентов, в том числе, связанным с защитой инвестиций, прав собственников, по вопросам антимонопольного законодательства и др.

Среди доверителей адвоката Падвы Генриха Павловича целый ряд известных персон, общественных деятелей, представителей шоу-бизнеса и высших должностных лиц, крупные предприятия и организации. Издательский дом «Коммерсантъ», «Огонёк», «Известия», «ПепсиКо», «Ситибанк», «Менатеп», семьи академика А. Сахарова и певца В. Высоцкого, бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, управляющий делами Президента РФ Павел Бородин, Михаил Ходорковский, Вячеслав Иваньков, актёр Владислав Галкин, Анатолий Сердюков, Алишер Усманов, — вот далеко неполный список бывших клиентов известного адвоката Падвы.

Адвокат Генрих Павлович Падва — автор многочисленных публикаций по различным правовым вопросам, в том числе по вопросам деятельности адвокатуры.
Также адвокат Падва является Заслуженным юристом России, Кавалером Почетного Знака «Общественное Признание», награжден Золотой медалью им. Ф. Плевако. Имя Генриха Падвы неоднократно включалось в российские рейтинги лучших адвокатов, а также в международное издание «Who’s Who of Professionals». По итогам голосования в поисковой системе интернета «Rambler» за 2001 год адвокат Падва признан Человеком года в номинации «Закон».

Генрих ПАДВА. ЗАЩИТНИК

С известным столичным адвокатом Генрихом Падва мне приходилось встречаться дважды.
Первый раз — в его московском офисе в тихом Сретенском переулке.
Я тогда вела рубрику «Тверская сага» в одной газете города Твери. Узнав, что Генрих Павлович Падва 17 лет проработал в Калининской области, стала искать с ним контакты.
Однажды в моем кабинете раздался телефонный звонок, и я услышала голос Генриха Падвы. Я была потрясена — он позвонил сам, узнав, что его ищет журналист!
Для провинции это нестандартный поступок.
Большинство моих героев не искали встреч со мной.
Мы условились о встрече, я приехала в Москву (езды-то чуть-чуть), проговорили около часа.
Генрих Павлович поразил меня тем, что поднялся в квартиру (он живет в том же доме, где расположен его офис) и по моей просьбе принес альбом с фотографиями.
После нашей встречи я написала вот этот текст. Газету отправила герою статьи.
Во время второй нашей встречи Генрих Падва сказал, что статья ему понравилась.
Со временем тема преступности стала меня интересовать все больше.
Вскоре у меня появилась возможность посещать судебный архив, просматривать старые дела, среди которых дела с участием адвоката Падвы стали попадаться все чаще.
В 60-е годы прошлого века молодой защитник быстро набирал популярность в области.
Рядовых, проходных дел у Падвы почти не было. Его защиты искали крупные хозяйственники, насильники, родители юных шалопаев…
Постепенно я стала собирать «дела Падвы». Папочка уже довольно пухлая.
Когда-нибудь составлю обзор его калининской практики.
О некоторых своих делах калининского периода Генрих Павлович рассказал мне сам.
Два дела из его обширной практики вошли в данный текст — главы «Любовь и убийство» и «Явка с повинной».
Второй раз мы встречались с маститым защитником, когда он приезжал в Тверь на открытие адвокатского бюро «Падва и Эпштейн».
Мы поговорили с полчаса, и я опять написала текст, небольшой — новостной.
Потом прочитала автобиографическую книгу Генриха Падвы.
Имя столичного адвоката Генриха Падвы обычно звучит исключительно с превосходными эпитетами: известный, маститый, знаменитый.
Он по праву считается одним из лучших защитников страны.
В числе клиентов Генриха Падвы или доверителей, как говорят адвокаты, были член ГКЧП Анатолий Лукьянов, управляющий делами администрации президента Павел Бородин, красноярский бизнесмен Анатолий Быков, возлюбленная Пастернака Ольга Ивинская (Лара!), Михаил Ходорковский…
Он ведет самые громкие дела. Выхода адвоката Падвы из зала суда ожидают толпы журналистов и окружают его плотным кольцом, чтобы расслышать несколько фраз, произнесенных негромким старомосковским говорком.
Мало кто знает даже в Твери, что свою трудовую деятельность Генрих Падва начинал в Калининской (ныне Тверской) области.
Здесь он состоялся как адвокат, встретил свою первую жену, здесь родилась его дочь.
О калининском периоде своей жизни Генрих Павлович вспоминает с большим удовольствием.
Он очень занятой человек, но нашел время для встречи с корреспондентом тверской газеты.
Наша беседа проходила в офисе адвокатского бюро «Падва и партнеры» в тихом московском переулке, затерявшемся между Сретенкой и Трубной улицей.
МОСКВА
Генрих Падва появился на свет 20 февраля 1931 года в интеллигентной московской семье.
Его отец Павел Юльевич Падва был крупный инженер-плановик, занимал ответственные посты в организации Северный морской путь, он работал под началом полярных исследователей Папанина и Шмидта, воевал, после войны был назначен комендантом одного из немецких городов.
Мама Генриха Падвы Ева Раппопорт была балериной, после рождения сына она оставила сцену, ограничившись преподаванием танца.
Генрих Падва учился в престижной школе № 110, где его одноклассниками были дети высокопоставленных чиновников, ученых, артистов.
Детство проходило вполне благополучно, единственным серьезным испытанием, выпавшим на долю маленького Геры, стала Великая Отечественная война и эвакуация из Москвы в Куйбышев (Самару), где пришлось переносить все тяготы военного быта.
В 1948 году Генрих Падва закончил школу.
Выбор жизненного пути перед юным Герой не стоял – он с детства был вдохновлен речами знаменитых российских адвокатов Плевако, Карабчевского, Урусова и грезил о профессии адвоката.
Время, правда, не слишком способствовало развитию правозащитного движения.
В юриспруденции превалировала обвинительная сторона, царицей всех доказательств считалось признание обвиняемого.
Но Генрих Падва мечтал только об адвокатской мантии, другие правоведческие специальности его не привлекали.
Поступить с первого раза в Московский юридический институт не удалось, со второго тоже, подвела анкета.
Пришлось один год проучиться в Минском юринституте, и потом перевестись в Москву.
Диплом юный адвокат получил в 1953 году. Распределение ему выдали в управление юстиции Калининской области.
РЖЕВ
К месту трудовой деятельности начинающий адвокат отправился с одним чемоданчиком в руках, а в нем – лишь кое-что из одежды.
Мама к тому времени уже умерла, отец женился на другой женщине.
Отношения с мачехой у Генриха не сложились. Хочешь не хочешь, а надо было начинать свою жизнь.
В Калининском управлении юстиции выпускника столичного юрфака принял начальник Владимир Емельянович Цветков и сразу же направил на стажировку в Ржев.
Генрих поехал туда на поезде. На станцию Ржев поезд прибыл ночью.
На перрон сошло довольно много пассажиров, но большинство из них осталось до утра на вокзале.
Только самые отчаянно смелые, в числе которых был и Генрих Падва, ничего и никого не боявшийся по причине молодости и отсутствия жизненного опыта, рискнули пойти в город.
Это было лето 1953 года.
Только что умер Сталин, и в стране была объявлена широкая амнистия (ее называли бериевской).
На свободу вышло огромное количество настоящего криминалитета, так что обстановка в городе, как и везде, была неспокойная.
Послевоенный Ржев поразил Генриха. Город, переживший длительную немецкую оккупацию и страшные, кровопролитные бои, в 50-е годы еще стоял в руинах.
Люди жили крайне бедно. Московский мальчик впервые столкнулся с жизнью настоящей глубинки, которой до того времени он совсем не знал.
В газетах и книгах о реальной жизни тогда не писали, телевидения не было, кинофильмы снимали преимущественно на отвлеченные темы.
Генрих поселился на квартире вместе с другим адвокатом из Москвы и тоже Генрихом, по фамилии Ревзин.
Мальчишки тренировали смелость и волю – по ночам ходили через кладбище.
Это был самый короткий путь к дому, но и самый страшный, вокруг мерцали лампадки, мерещились призраки.
Генрих Падва приступил к работе. Он не стеснялся учиться у коллег, ведь они обладали бесценными практическими познаниями, которые не почерпнешь ни в одном вузе.
Во главе ржевской адвокатуры тогда стоял Филиппенко – знающий специалист с большим знанием жизни, человек с чувством юмора.
Встречались специалисты с уникальным образованием – например, адвокат Кустов из старых, еще дореволюционных адвокатов, закончивший Дерптский университет.
Непосредственным наставником Генриха стала женщина. «Очень милая дама-адвокатесса, — вспоминает Генрих Павлович, — она была добра ко мне, хотя и страшно далека от юриспруденции».
Сначала не все ладилось. Генрих Падва очень переживал, когда проигрывал свои первые дела.
Коллеги утешали его.
«Вы существуете не для того, чтобы выигрывать дела – сказал ему однажды судья из Ленинграда слова, запомнившиеся надолго, — а для того, чтобы была гарантия истинности правосудия, чтобы не произошло судебной ошибки».
ПОГОРЕЛОЕ ГОРОДИЩЕ
Спустя полгода начинающего адвоката бросили на самостоятельную работу.

Генриха Падву перевели в село Погорелое Городище, которое тогда имело статус районного центра, где он стал единственным адвокатом.
Это была хорошая практика. Приходилось вести все дела – и гражданские, и уголовные.
В деревне случались разводы, имущественные споры, убийства, хулиганства, кражи, изнасилования.
Суд тогда не был гуманным – за опоздание на работу на несколько минут могли реально посадить в тюрьму.
Судили за неосторожное слово, за горсть унесенного с поля зерна для голодных детей.

При всем старании защитника такие процессы редко заканчивались оправданием подсудимого. Но авторитет Генриха Падвы – защитника от дела к делу рос, не только в зале суда, но и в глазах простых людей.
В Погорелом Городище Падва столкнулся с настоящей нищетой, в какой население страны жило тогда почти поголовно.
Бедность была ужасающая, быт тяжелый.
Сам адвокат жил так же, как и все. Зарабатывал Генрих Падва гроши, жильем его был угол в деревенском доме, за стенкой мычала и хрюкала хозяйская скотина.
Единственные его брюки «украшала» заплата на довольно заметном месте, очень осложнявшая личную жизнь.
Купить что-то из еды или промышленных товаров в магазинах было невозможно.
Спасала Москва. Начальство с удовольствием отправляло нового работника в столицу.
Падва брал пачку дел для Верховного суда и садился на московский поезд.
Путешествовать обычно приходилось без удобств, на третьих полках.
В дорогу юному адвокату давали гусей, поросят, которым очень радовались его московские родные и друзья. Назад он возвращался с сахаром, маслом, мылом.
ЯВКА С ПОВИННОй
Первое самостоятельное дело Генриха Падвы в Погорелом Городище и вообще в жизни было по изнасилованию.
«Дело уникальное в своем роде, поразительное, — вспоминает события полувековой давности знаменитый адвокат. – Молодой парень только что вернулся из армии, пришел на деревенскую вечеринку, где познакомился с девчонкой, совсем молоденькой, несовершеннолетней, завел ее в лес и изнасиловал. На другой день он удрал из деревни и больше его никто не видел.

Прошло восемь лет. В Сталинграде пришел в милицию человек – уважаемый в городе работник, ударник коммунистического труда, висевший на Доске Почета, награжденный орденом, примерный семьянин, отец двоих детей и сказал: «Я больше не могу. Восемь лет назад я изнасиловал девушку. Арестуйте меня».
Это был тот самый парень из Погорелого Городища. В моей практике это была единственная классическая явка с повинной, потому что обычно явки бывают фиктивными.
Человек действительно не мог носить на себе этот груз. Я его защищал.
Он мне рассказывал, как все восемь лет жил в страхе, он боялся, что его арестуют, завидев милиционера, он переходил на другую сторону улицы.
Для него невыносимой была мысль, что дети когда-нибудь узнают о его преступлении. Это был такой ужас, что он действительно не мог больше жить.
Этого парня привезли в Погорелое, стали проводить следствие, что было очень трудно – не было свидетелей, девушка уехала из деревни. Ее нашли. Она его давно простила.
Дали ему очень мало – меньше минимального, три года вместо восьми лет.
Но я все равно считал, что много и жаловался. Но к тому времени, когда я дошел до верхов, его уже выпустили по половинке, тогда еще шли зачеты рабочих дней».
ТОРЖОК
В Погорелом Городище Генрих Падва проработал года полтора, потом его на некоторое время перевели в Лихославль, а затем в Торжок.
Торжок навсегда остался для Генриха Павловича городом, в котором он встретил свою любовь, свою будущую жену, а то время – конец 50-х годов – самым романтическим в его жизни.
Альбина Носкова (так звали его избранницу) была родом из Риги.
Девушка училась в только что открытом в Калинине медицинском институте, в Торжке она находилась на практике.
Она была очень красивой, со временем красота Альбины только расцветала. В 60-е годы супруга Генриха Падвы считалась одной из красивейших женщин Калинина.
В Торжке Генрих Падва встретил не только любовь, но и настоящую мужскую дружбу. Он подружился со следователем Юрой Хлебалиным, тоже москвичом.
Оба были бездомными, но у Юры был служебный кабинет с диваном. Примерно полгода друзья прожили в этом кабинете.
Потом подружились с судмедэкспертом Володей Гельманом. Тот имел комнату в доме на берегу Тверцы.
Стали жить все втроем – следователь, адвокат, судмедэксперт. У них все было общее – работа, бюджет, вместе питались, выпивали, отдыхали.
При этом даже мысли не возникало как-то воспользоваться дружбой в служебных целях! Один адвокат, другой следователь, третий судмедэксперт.
Они встречались на процессах в зале суда, легко могли договориться закрыть глаза на какие-то упущения.
Но друзья были абсолютно честны.
Потом к ним присоединилась супружеская пара юристов из Ленинграда.
Муж — его звали Ким Головахо — стал заместителем прокурора.
В суде Генрих спорил с Кимом до хрипоты, после завершения процесса они ругались вдрызг, что не мешало их дружбе.
Время было такое чистое или люди?
КАЛИНИН
В Торжке Генрих Падва проработал года два, затем его перевели в Калинин.
Первое время он жил на улице Вольного Новгорода, где снимал комнату в двухэтажном доме с палисадником. В этом доме жил известный в городе зубной врач Янкельзон, иногда так и говорили – дом Янкельзона.
Жена заканчивала мединститут, Генрих Падва тоже продолжил образование – он поступил в Калининский пединститут на исторический факультет, на заочное отделение.
Выбор у него был такой: либо он учится в институте, либо постигает основы марксизма-ленинизма в вечерней партийной школе.
Падва выбрал истфак, где учили не одному ленинизму.
Альбина после окончания института стала работать невропатологом.
Со временем ей дали квартиру на Пролетарке. В семье родилась дочь Ирина. А последние годы семья адвоката жила на улице Орджоникидзе в доме № 44.
В Калинин Генрих Падва приехал, уже обладая определенным житейским и профессиональным опытом.
Здесь он довольно быстро получил известность. К нему стекалось весьма большое количество дел, так что он мог выбирать интересные ему.
Как говорит Генрих Падва, наиболее успешно он завершал гражданские дела, но случались и нерядовые уголовные – убийства, разбои, изнасилования.
Одним из самых громких дел, всколыхнувших, без преувеличения весь город, в его богатой практике адвоката стало дело женщины, убившей жену своего любовника.
ЛЮБОВЬ И УБИЙСТВО
Город бушевал – все были против этой женщины. Возмущались жены, мужья, даже любовницы.
Граждане слали в прокуратуру петиции. Как в 30-е годы все требовали одного – расстрелять, расстрелять, расстрелять!
Когда шел процесс, милиция вставала в оцепление вокруг всего квартала, зал ломился, толпы людей стояли на улице, адвоката водили под охраной, потому что его все ненавидели за то, что он защищает убийцу.

Приговор транслировали по радиосвязи на улицу. Прокурор требовал высшей меры наказания.
А это была трагедия, и Генрих Падва доказал суду, в каком отчаянном положении оказалась его подзащитная.
То старое дело Генрих Падва и сейчас помнит во всех подробностях.
«Это была женщина очень непростой судьбы, — рассказывает Генрих Павлович, — ее мужа убило в лесу молнией, и она растила двоих детей одна.
Жила очень трудно, перебивалась как могла. Она была не очень красивая, и надежды на личное счастье у нее вряд ли были.
Однажды в ее квартире появился военнослужащий, подполковник.
Военные тогда хорошо получали, он был очень лощеный, благополучный, совсем из другой жизни.
Он приехал из Минска, где у него оставалась жена, и хотел обменять квартиру.
Он стал бывать у нее по поводу обмена, дальше – больше, приходил с подарками для детей, ухаживал, был очень внимателен, старшего сына обещал устроить в суворовское училище. Начался роман.
Ей казалось – вот оно, счастье. Так продолжалось несколько месяцев. Женщина уже ждала ребенка.
А потом приехала его жена, и гость стал появляться все реже и реже, вскоре его визиты совсем прекратились.
Беременность пришлось прервать. Дети каждый день спрашивали ее: мама, куда делся тот добрый дядя?
Как-то женщина набралась смелости и пришла к нему домой. Жена была дома, они говорили об обмене квартиры, муж был смущен, и было очевидно, что жена что-то заподозрила.
Через некоторое время любовники встретились случайно (город-то маленький), помню, что это было возле филармонии, и он набросился на нее как коршун, стал оскорблять, обзывать, кричать.
Подруги потом подначивали ее: мол, не оставляй этого так просто, накажи его.
И тогда она решила все рассказать его жене. Она опять пришла к ней, мужа не было, и все рассказала.
В ответ вновь прозвучали оскорбления. На беду под руку ей попал молоток, очень некстати лежащий на видном месте… Придя домой, женщина написала записку родным с просьбой взять к себе детей, выпила горсть таблеток и приготовилась умирать. Ее спас сосед – он случайно зашел и все понял, вызвал скорую помощь.
Я защищал эту женщину очень просто. Мне казалось, что здесь есть все необходимое для защиты. Я выступал часа полтора, подробно рассказал всю эту историю. Ей дали пятнадцать лет.
Надеюсь, что она вышла раньше».
В МОСКВУ
В Калининской области Генрих Падва проработал около семнадцати лет.
Приехал зеленым мальчишкой, а уезжал опытным защитником, за плечами которого были сотни успешно проведенных громких дел.
Здесь он постиг суть профессии – защиту человека, его жизни, свободы, прав.
Уезжать было не очень просто – в Калинине Генрих Павлович прижился, обзавелся друзьями, кругом общения.
Но все-таки тянуло в Москву, город его детства.
В 1971 году адвокат и его семья покинули Калинин.
Впереди их ждала новая жизнь. Какой она станет, он не мог знать, но очень стремился к ней.
Много лет Генрих Павлович Падва считается одним из лучших адвокатов России.
Он вице-президент Международного союза адвокатов, кавалер почетного знака «Общественное признание», заслуженный юрист Российской Федерации, награжден золотой медалью имени Ф.Н. Плевако и многими другими званиями и наградами.
А начиналось все в Калининской области, в маленьком городке, с ночного вокзала которого он однажды не побоялся шагнуть в неизвестность.